Да, давайте потравим деток!

Детские игровые площадки в центральном парке откроются уже в начале июня.

Там все очень красиво, яркие игровые элементы, разнообразные сооружения. Хорошие место для времяпровождения с детьми. Но зачем экономить на здоровье детей!? Вы хоть раз шли мимо этой площадки?

Там резиновое покрытие, которое пахнет ужасно уже из далека! Когда светит солнце и температура воздуха повышается испарение становится еще сильнее, соответственно и запах резины тоже.

Запах на самом деле это второстепенное, хотелось бы понять на сколько вредно находится на таком покрытие, особенно в жаркое время года.

Я рада, что в нашем городе строят и создают условия для времяпровождения детей, но хотелось бы что бы это не отражалось на здоровье плохим образом. Мне, как маме двух прекрасных малышей это очень актуально!



nasha.lv БЛОГИ АВТОРА — МУРЗИНЬКА
  • 0

У семьи из Даугавпилса забрали ребенка (продолжение скандальной истории)

Комментарии анонимной общественности
«А где другие дети? – Сколько всего деток у Оксаны? Кроме тех четырех детей, о которых она рассказала, у нее еще есть четверо. Почему о них она не вспоминает? А те что – не дети? Ах, какие «плохие» Социалка, Сиротский суд – забрали детей у «хороших» Петровых. Не знала бы Петровых лично, поверила бы всем фактам. На самом деле у Оксаны 8 детей, четверо из которых находятся на попечительстве государства и воспитываются в приемных семьях.



Давайте честно признаемся: у хороших родителей детей не забирают. Я сама – мать, но почему-то ко мне никто не приезжал забирать детей. У такой матери их бегом надо забирать, а ей еще помогают!

Когда она жила на Шаура, 26, ее здесь все боялись. Они пили, дрались. Как получат пособие – сразу купит печенья, конфет, чего угодно, а потом дети ходят голодными. Дети спали на тряпках. Что у них в комнате творилось: тараканы, грязь, антисанитария… Стоило сделать замечание – она начинала всех крыть матом. Я и сама боюсь, что они могут со мной что-то сделать. Откуда я знаю, что у нее в голове…

Когда у нее был выкидыш, мы ей говорили: «Радуйся. Подумай: куда тебе столько? Где жить вам?» А она плакала и отвечала, что все равно рожать будет. Оксана детей заводила для того, чтобы им дали квартиру. Стоит ли из-за квартиры рожать? Они живут за счет взрослых инвалидских пособий и за счёт детских денег. Для маленького Никиты лучше жить в Калкунах, Оксана может его навещать хоть каждый день. А в Ригу за помощью она обратилась, потому что в Даугавпилсе ее все хорошо знают. Она же прошла и Рим, и Крым».

Анонимный интернет-пользователь под ником ivka одним из последних комментаторов обратился к Петровой: «Слушай, ты, я не сотрудник Сиротского суда. Но меня бесят вот такие никчемные, ленивые, пьющие и до невозможности тупые, которые рожают детей, чтобы ими прикрываться, а не потому, что детей любят. И рожают от уродов, потому что важно быть при мужчине, хотя того мужлана на фотке даже с напрягом мужчиной не назовешь. А нормальных, непьющих, работающих мужчин, заботливых отцов ты даже не видела. Был бы такой у тебя, и выглядела бы по возрасту, и зубы были бы целы, и детские деньги потрачены на детей, и дети при тебе, и может, даже мозги бы тебе вставил».

Комментарий Сиротского суда


«Сразу хочу заметить: то, что Оксана Петрова в подробностях рассказывает о своей семье и детях – ее личное дело, – сказала заместитель председателя Даугавпилсского Сиротского суда Элита Праневска. – Нам же в интересах защиты детей запрещено распространять информацию об участниках административного процесса. Поэтому ответить на вопрос, сколько в общей сложности у г-жи Петровой детей, я не имею права.

Политика нашего государства такова: каждый ребенок имеет неотъемлемое право расти в семье. Если это невозможно, то мы должны обеспечить детям такие условия посредствам опекунства или приемной семьи.

Изъятие детей из семьи – это крайняя мера. На нее нам приходится идти, когда мы устанавливаем, что сложилась ситуация, которая несет угрозу безопасности ребенка. Работа начинается, когда мы получаем информацию о нарушении прав детей в семьях. Информация поступает ото всех служб, работающих с детъми: от семейных врачей, из больниц, детских садов, школ, полиции, Управления образования, Cоциальной службы, от родственников, соседей. Сиротский суд информирует родителей о выявленных нарушениях и о ресурсах самоуправления, которыми семья может воспользоваться.

Никто не предъявляет к родителям завышенных требований. Главное – обеспечить ребенку элементарные нужды: одеть его, покормить, присмотреть за ним, защитить его. Если родители сами не могут (например, по состоянию здоровья) заниматься развитием ребенка, то им на помощь придут специалисты детских садов, школ, других служб.

Чтобы улучшить уход за детьми, семья Петровых может воспользоваться бесплатными услугами Центра поддержки семьи на Шаура, 26. Там Петровы могут проживать вместе со своими детьми. Ребенка, который сейчас находится в Калкунском центре социального обслуживания, можно вернуть в семью, приняв решение о временном нахождении его у родителей. В данной ситуации речь идет ребенке, которому нужна особая забота! Мы должны убедиться в том, что эти родители могут самостоятельно и качественно заботиться о всех своих детях.

В этом году Даугавпилсский сиротский суд отмечает свое 20-летие. И за все эти годы не было ни одного случая, чтобы его решение отменяли. Это говорит о том, что мы очень тщательно работаем с каждой семьей. Дети – это наша самая большая ценность!»

Комментарий Оксаны Петровой

«Рассказывая о своей беде, о своем желании вернуть ребенка, я не думала, что моя история будет так обсуждаться, что люди так плохо ко мне относятся, – призналась Оксана Петрова. – Я не ожидала таких злых и жестоких комментариев. «Кастрировать», «стерилизовать»… Может, возьмите и просто убейте нас? Если нас не будет, разве жизнь других от этого станет лучше? То, что мы с мужем – инвалиды, не повод нас оскорблять и издеваться над нами. Мы не пьем, стараемся по мере сил заботиться о детях. И я сейчас не жду ребенка. Сейчас здоровые люди не могут найти работу, а что говорить о нас, инвалидах. В детях весь смысл нашей жизни, а их у нас отбирают. Я не скрывала, что у меня есть еще дети. Просто на тот момент шел разговор о тех, кто живет вместе со мной. Да, четверых у меня забрали, и они живут в приемных семьях. И хотя приемные родители не поощряют, я вижусь с детьми, разговариваю по телефону, приезжаю к ним с гостинцами, чтобы они не забывали, кто их мама. Старший сын, которому 17 лет, приезжает ко мне. Он как-то сказал, что когда станет совершеннолетним, поедет работать за границу и заработает деньги, чтобы купить дом для всей семьи, пойти в Сиротский суд и взять опекунство над младшими сестренками и братиком.

Почему я не хочу жить с детьми в Кризисном центре? Да потому что боюсь там жить, особенно под постоянным контролем. Боюсь, что меня там доведут до срыва и отберут оставшихся детей. Подумайте: в любое время к вам в комнату заходят посторонние люди и проверяют, какой у вас порядок, что вы приготовили, как убрали, как посуду помыли. Разве это можно выдержать и не сорваться? Мы что – преступники? Разве у тех, кто нас оскорбляет, в семьях все гладко? Вы не ссоритесь с женой или мужем, совсем не пьете, у вас в доме всегда порядок, вы не кричите на детей? Почему же такие, как мы, бесправны, и над нами можно издеваться? Почему можно нас унижать, скрывая свои имена?»

Вот такие разные мнения… Рассказывая о них, мы не призываем читателей ко всеобщей любви. Однако быть терпимее к родным, друзьям, соседям и просто незнакомым людям – это то, чего нам так сегодня не хватает. И поверьте, от этого жизнь каждого из нас станет чуточку лучше.

gorod.lv
  • 0

У семьи из Даугавпилса забрали ребенка

В семье Петровых четверо детей: Никита, который сейчас содержится в Калкунском центре и которому 2,5 года, годовалая Карина, трехлетний Вадим и пятилетний Артем. Семья живет в Крыжах в однокомнатной муниципальной квартире. Оксана и ее муж – оба инвалиды, не работают, живут на пособие по инвалидности.



«Причину изъятия Никиты из нашей семьи, – рассказывает мама, – нам объяснили так: якобы кто-то звонит в Сиротский суд и сообщает, что я ребенка избиваю, не кормлю, не смотрю за ним. Когда они к нам приехали, увидев у мальчика аллергию, сказали, что у ребенка кожные заболевания. Я объяснила, что я неоднократно обращалась к врачу, который выписывал мази, и выполняла все назначения врача, но они не помогали. Однако представители Сиротского суда нашли повод, чтобы придраться. Мне предложили «по-хорошему» отдать Никиту в Калкунский дом ребенка, якобы на реабилитацию. Я отказалась, а через некоторое время мне было сказано: раз вы отказываетесь, мы приостановим ваши родительские права. Кстати, в документах, собранных Сиротским судом, об анонимных звонках – ни слова.



На заседание Сиротского суда я не ходила, осталась дома с детьми. Пошел муж. Ему было сказано, что ребенка заберут из семьи и повезут в Калкунский дом ребенка на следующий день, и нам нужно подготовить все вещи, игрушки Никиты. Но работники Сиротского суда, опередив моего мужа, приехали за ребенком сразу после заседания. Они даже не дали доесть мальчику, которого я на тот момент кормила. «Одевайте скорей, у меня заканчивается рабочий день! – сказала одна из них. – Быстро все сиропы для укрепления костей сложили в кулечек – вы это все покупали за инвалидные деньги». Никитка плакал, не хотел с ними ехать. Забрали ребенка, а мне на руки даже «бумажки» не дали.

Я постоянно навещаю Никиту в Калкунах, вожу ему игрушки. Там работают профессионалы, но они не заменят ребенку матери. Никита не говорит, но постоянно плачет. Когда я приезжаю, он постоянно следит за мной глазами. Мой отъезд – жуткий стресс для него.

После того, как мальчика забрали, к нам домой приезжали из Сиротского суда и с издевкой говорили: «Зачем вам кроватка – Никита будет в интернате до 18 лет!»

Слово защитникам Петровых

«Мы обеспокоены тенденциями, развивающими в нашей стране и направленными на разрушение института семьи, – говорит Елена Корнетова. – К нам за помощью обращаются люди, у которых Сиротский суд несправедливо, по их мнению, изымает детей. Инструкции, которые спускаются из Министерства благосостояния и которые внедряет Госинспеция по защите прав детей, настораживают. Их идеология противопоставляет ребенка родителям, не рассматривает семью как единое целое, в результате чего защита института семьи трактуется как выступление против ребенка. А поскольку они борются с насилием, а ты им оппонируешь, то выглядит так, что ты автоматически выступаешь за насилие. Вот такой чиновничий демагогический трюк, который мы пытаемся преодолеть, что, надо сказать, сделать непросто.



Мы беремся не за всякое дело, но в Даугавпилсе мы столкнулись с вопиющим нарушением всех прав по отношению к семье Петровых, поэтому не отказали им в помощи. Например, в один из приездов мы пришли в Сиротский суд, где нам не смогли обеспечить элементарное право получить копии материалов дела Петровых. Когда мама приходит сама, ей их не дают. Приходится приезжать из Риги, чтобы участник административного процесса, который имеет полное право получать документы, ознакомился с ними. А не давали под предлогом, что нужно сначала разобраться, можно ли их выдавать, потом завизировать у начальства… Чиновники считают себя хозяевами положения и забыли, что они служат закону.



Когда я как юрист просмотрела все материалы по делу семьи Петровых по изъятию у них ребенка, то не нашла в них никакой информации о сообщениях-анонимках и звонках о том, что ребенка избивают и не кормят. При этом в материалах дела есть справки, где Оксана по отношению к детям характеризуется как прилежная мать. В деле есть только ссылки на то, что ребенок потерял в весе. Да, была проблема резкой потери веса мальчиком, но не нужно забывать, что он – инвалид с рождения. Оксана с сыном по поводу потери веса ездила на консультацию в рижскую больницу. Ребенка обследовали, проконсультировали, как кормить, и через месяц назначили вернуться на три дня в больницу. Исказив эту информацию, социальная служба сообщила Сиротскому суду, что ребенка по-прежнему не кормят, и его вынуждены вновь везти в Ригу. Хотя родители строго следовали предписаниям врача.

Интернат в Калкунах хороший, но никто из врачей не давал рекомендаций помещать ребенка в этот центр. Сиротский же суд уверяет, что рекомендовали врачи. И таких нестыковок в деле Петровых – масса.

Как в деле вообще появились Калкуны? Очень просто. Какую помощь у нас оказывает социальная служба? Отправляет на консультацию к психологу. Так вот в деле Петровых психолог посоветовал отправить Никиту на реабилитацию в Калкуны. В следующем документе появляется запись, что Оксана противится единственно возможному способу ей помочь – помещению ребенка в Калкуны. В результате долгой переписки между Сиротским судом и социальной службой вся работа трансформировалась в решение: поскольку Оксана ребенка не кормит, надо приостановить ее родительские права и изъять ребенка из семьи.



Конечно, Оксане повезло, что Никиту отправили не в другой конец Латвии или за границу, а в Калкуны, где хорошо заботятся о ребенке и видят, что мама хоть и не высокообразованная, но мотивирована вернуть своего сына в семью, любит Никиту и волнуется за него.
В материалах дела семьи Петровых мы видели оригиналы свидетельств о рождении остальных их детей. Сейчас Петровым поставлено условие – переселиться в кризисный центр или же процедура изъятия из семьи оставшихся детей повторится. При этом Оксану Петрову призывают написать заявление о помещении в кризисный центр по собственному желанию, а не по рекомендации социальных служб. Сейчас Оксану начинают обвинять в том, что она отказывается учиться воспитывать своих детей. Но никаких доказательств, что она это делать не умеет, не приводится, между тем, семейный врач и воспитатели детского садика о ней отзываются положительно. Психиатры, давшие маме группу, также дали заключение, что ее инвалидность нисколько не мешает воспитанию детей и не нарушает их интересов.

Случай с семьей Петровых – не единичный, таких примеров мы можем привести немало. Это самое настоящее самоуправство чиновников».

«Существующая структура ни в коей мере не способствует реабилитации семьи, – продолжает Оксана Белецкая. – В каждой семье есть какие-то проблемы. А социальные службы, которые создавались для решения этих проблем, на деле выполняют карательные функции. Чиновники, описывая проблему, фальсифицируют ее, добиваются изъятия детей из семей для того, чтобы родители получали психиатрические диагнозы. Такой диагноз дает повод для тотального контроля над семьей, когда при малейшем подозрении на насилие детей изымают из семей. Этот процесс превратился в самый настоящий бизнес. Изъятых детей зачастую помещают во временные, патронажные семьи. Это профессиональные семьи, дети в них попадают при живых родителях. По статистике, из 10 детей, помещенных в такие семьи, у 9 есть родители. Таким образом, искусственно создается институт сиротства. Существует высокая заинтересованность в младенцах, маленьких детях. Мы полагаем, что в стране налажен трафик. Если находится американский «родитель-покупатель», то вполне можно возбудить дело о насилии в семье, и ребенок изымается. Вспоминается случай двухлетней давности, который был у вас, в Латгалии, когда мама не выдержала разбирательств, связанных с таким «усыновлением», и скончалась от сердечного приступа.
Мама Никиты написала заявление в Калкунский центр с просьбой повысить ее квалификацию. И это справедливо: ребенок находится в Центре, где маму могли бы обучать. Если социальные службы нацелены на возвращение ребенка в семью, почему бы не способствовать этому обучению? Но цель у социальных служб иная – изъять остальных детей».

gorod.lv
  • 0

В районе Даугавпилсского Олимпийского центра бойцовская собака напала на ребёнка

  • написал: Tedy
  • 0
4 августа, около 18:00, в Даугавпилсе собака покусала девочку. Случилось это в оживленном месте, недалеко от Даугавпилсского Олимпийского центра и магазина-базы «Promo Cash & Carry». Очевидцы события отмечают, что собака была на поводке, но без намордника, хозяйка не сумела ее оттащить. По внешнему виду животное напоминало стаффордширского бультерьера – собаку бойцовой породы.



Очевидцы сообщили, что девочка, ученица четвертого или пятого класса, шла по дороге, ведущей к скверу возле Олимпийского центра (там вдоль берега небольшого водоема установлены скамейки, часто прогуливаются люди, играют дети). Женщина с собакой на поводке, очевидно, использовала этот район для выгула своего питомца.

События развивались быстро и драматично – собака атаковала ребенка. Бросок был направлен в шею, к счастью, девочка успела закрыться рукой. В итоге, рука оказалась укушенной, шея оцарапана. Все это время животное находилось на поводке, и хозяйка не остановила нападение. Как она позже уверяла, не сумела удержать собаку.



Впрочем, объяснения владелица агрессивного животного давала уже позже – ее задержание превратилось в полудетективную историю. Место нападения женщина немедленно покинула и двинулась, очевидно, в сторону своего дома. За событиями наблюдали родители маленьких футболистов, которые тренируются в этот час на стадионе «Эспланада», они и предприняли необходимые шаги – вызвали Скорую помощь и полицию.

Машина Скорой помощи прибыла через 5 – 7 минут. Часть родителей отправилась за виновницей произошедшего, – корректируя по дороге с помощью телефона место прибытия полицейского экипажа. Догнать и задержать женщину удалось только возле Латгальского зоосада. От собаки она уже успела избавиться, очевидно, ее кто-то увел домой. Хозяйку же доставили на место происшествия, где она и попыталась объяснить свое бездействие.

Очевидцы этого драматического события недоумевают – разве можно выгуливать собак бойцовых пород где угодно? Ведь для этого должны быть отведены специальные места.

Учет агрессивных собак ведет Продовольственно-ветеринарная служба. Пострадавшие от укусов могут просить у владельцев опасных собак морального и материального возмещения. Что в дальнейшем происходит с животными, проявившими агрессию? По словам А. Лазданса, это должен решить сам хозяин. Конечно, предусмотрены экспертные заключения, но последнее слово остается за человеком.

gorod.lv
  • +1

Деньги нужно делать на детях!

  • написал: Tedy
  • 0
Проблема, насущная для многих родителей, у кого в полноценном доступе нет бабушек и дедушек, которые смогли бы целое лето развлекать внуков на своих дачах-огородах-хуторах.

Я понимаю, что лето подходит к своему логическому завершению и самое время возвращать детей к мыслям об учебе и постепенно настраиваться на школьный режим. Но, оглядываясь на прошедшие два месяца, факт на лицо — летом в городе детям делать нечего.



Обращаюсь к тем, кто давно мечтает начать новый бизнес. Обратите внимание на сферу детского досуга. Да, всё замечательно — открылся центр Zili brīnumi. Отличное заведение — на пару раз. Да, есть у нас какие-то частные клоуны-аниматоры, которые могут украсить детский праздник, но это тоже история периодическая, да и не каждому по карману. А вот ежедневный досуг наших детей никак не организован.

В этом году получилась оказия с детской площадкой в центральном парке. Конечно, и она не была решением этого проблемного вопроса, но хоть что-то.



Почему бы в городе не создать какой-то центр, где комплексно можно было занять ребенка. Чтобы была открытая зона с игровыми площадками и лабиринтами, чтобы внутри была какая-то зона для игр, чтобы были какие-то тренажеры, площадка для мини-гольфа, детская комната для детей поменьше с няней, кафе с детским меню, зал для детских праздников с возможностью заказа тех же аниматоров, чтобы кружки какие-то были по интересам. Педагогов пол города безработных, вот бы и привлекли заодно. Чтобы в этом центре был какой-то каталог даугавпилсских репетиторов, чтобы была услуга детского такси — сопровождение от школы до спортивной секции (особенно для 1-2-3 класса). Чтобы периодически были какие-то экскурсии в тот же Латгальский зоопарк, в музей кукол в Прейли, в Сигулдиню под Илуксте и т. д. Услуги пусть будут все платные, но чтобы цена доступная.

Те, кто возьмется за реализацию этой идеи, однозначно, будут в шоколаде. Как бы это не звучало, но бизнес нужно делать на детях. Родители хотят для своего ребенка лучшего и часто готовы даже переплачивать за то, чтобы их ребенок был доволен. Тем более в ситуации, когда у родителей не так много свободного времени.

Обратите внимание на детскую анимацию в южных странах — там детей с утра до вечера занимает специально подготовленный персонал. И дети счастливы, потому как с ними занимаются, развлекают, обучают. И они все вместе — интернациональный состав, все говорят на разных языках, но они дружат и они счастливы. Вот именно то, чего Даугавпилсу так не хватает.

Идея бесплатная, денег не прошу. Понимаю, что на реализацию нужны большие вложения. Но, поверьте — этот риск однозначно оправдан.

nasha.lv
  • 0