Тонкости блошиного рынка на Кожзаводе

Блошиный рынок – место, где люди продают и покупают старые, подержанные вещи, изготовленные, как правило, много или несколько лет тому назад.

Такой рынок-барахолка есть и в Даугавпилсе.



По выходным он тянется от угла магазина MAXIMA к торговому центру Ģimenes (ул. Валкас). В прошедшую субботу газета «СейЧас» прогулялась вдоль рядов этого рынка с целью составить некоторое представление о здешних продавцах и ассортименте. Первой, с кем разговорились, оказалась Ирена. Свой товар она разложила на газоне, развесила на обрамляющие со стороны проезжей части кусты. Пожилая женщина, тяжело опиралась на палку. Среди предложений всякой всячины обнаружились черные женские туфли под известнейшим итальянским брендом, которые могли бы привести в восторг историка моды А. Васильева, а еще симпатичная кружка с характерной на дне символикой и надписью Original Bohemia. За туфли из 1970-х Ирена просила 7 евро, за кружку – 50 центов. Кружку я купила.



Рядом с Иреной ждала покупателей 80-летняя Зинаида. У нее был выбор рукодельных салфеток, связанных крючком. Их вяжет подруга женщины 86-летняя Ольга. «Какая-никакая копейка, сдать-то в магазин нельзя, не принимают. А я все равно торговать прихожу, вот и их заодно прихватываю…» – поясняла Зинаида. Внимание на ее самодельном прилавке привлекла и расшитая миниатюрная сумочка из парчи на длинной бисерной цепочке. «И сколько же такая красота стоит?» – «Четыре евро хотелось бы выручить, но если кто меньше предложит, соглашусь…» Двигаюсь дальше и знакомлюсь с Раисой. В предлагаемом ею скромном ассортименте книжка А. Толстого «Золотой ключик» издания 1975 года. Золотой ключик, принесший счастье героям известной сказки, ценится в 1 евро.А вот самой Раисе двери Счастья, похоже, так и не открылись – в биографии родившейся в 1941-м «был и детский дом, и лебеда на обед». Сегодняшний удел – пенсия в 200 евро, с таким достатком, как у этой женщины, многие продавцы блошиного рынка, а у некоторых и такого нет. Раиса предлагала также Словарь производственных терминов по строительному делу, изданному на латышском языке в 1985 году, говорила: «Отдам и за 40 центов, были бы желающие!» Подхожу к Тамаре. Эта еще бойкая на вид женщина торгует всякими полезными мелочами: ситечками для заварки чая в форме лебедя, зарядками для телефона на солнечных батареях, медицинскими приспособлениями для лечения косточек на ногах, когда акцент на магниты. Все это привозит из Германии сын Тамары. «Торговля на рынке немного разнообразит мою одинокую жизнь, но, конечно, назвать выручку доходом нельзя, так – молока купить да хлебушка», – замечала она.



Крепкому на вид Вячеславу до пенсии не рукой подать – еще 10 лет надо продержаться, а как?! На работу в таком возрасте не устроишься. Вот и торгует книжками, когда «Русская сатирическая сказка» в твердой обложке идет по 1 евро, а «Очерки по психологии» Фрейда за 40 центов. Ну, «идет» в данном случае понятие относительное, потому как больше «не идет», чем «идет», мало кто нынче книги покупает, народ больше овощами да ягодами интересуется, направляясь мимо книжек к съедобному. Вячеслав об этом знает, потому летом без дела не сидит, по будням – в лес по грибы-ягоды, которые продать легче; по выходным – торговля книжная – жить-то надо.



А вот Игорь оказался рижанином. В числе предлагаемого им к продаже «пилотка-афганка» и армейская фляжка. «Это мне знакомые ребята в качестве сувениров дарили, когда из Афгана вернулись. Вот решил поторговать на вашем рынке, приятельница, у которой я остановился, тоже кое-что собрала. Вижу, что рынок совсем маленький по сравнению с рижским рынком Latgales на улице Садовникова. Там сидят такие «зубры» – у каждого товаров на несколько тысяч. Я вообще-то коллекционер… – разговорился Игорь. – Заходил в даугавпилсские ломбарды, то, что интересует, очень дорого, в Риге дешевле».

Про книжки и банные веники

Тонкости блошиного рынка
Останавливаюсь у книжного развала Сергея, тут более 500 книг стоимостью от 20 центов до 1 евро. Сергей занимается книжной торговлей с середины 1980-х. В оставшемся позади прошлом мужчина серьезно увлекался волейболом, даже выступал за сборную Даугавпилса и Латвии. Спрашиваю: «При таком книжном ассортименте вы, наверное, богач?» – «Какое там богатство! На обед заработал, и ладно, на большее рассчитывать не приходится», – отвечает. На книжном развале напротив – много песенников, изданных в советское время, а также пособия в помощь коллективам художественной самодеятельности, журналы «Музыкальная жизнь»… Может, кто-то возьмет на заметку.

А вот и фарфор вперемежку с гипсом и глиной. Симпатичные статуэтки, среди которых можно выбрать неплохой подарок кому-то на день рождения, ну или на какой-то другой праздник. Так, фарфоровая композиция с милыми собачками производства Швеции ценится в 10 евро, небольшая фарфоровая миниатюра из Голландии – вообще 3 евро.

В торговых рядах блошиного рынка можно встретить коллекционеров, готовых и продать, и поменять: медали, значки, марки…

И вот такая «картинка с выставки» – между каштаном и деревом иным натянута веревка, на которой развешаны банные веники. Аккуратный веничек из цветущей липы идет по 1,20 евро, можжевеловый – по 1 евро. Предметы банного обихода мастерски вяжет Семен Викторов с супругой Ниной. «Меня еще в детстве научил этому дядя-старовер. Мне тогда годков десять было. Конфету, бывало, не получишь, пока веник правильно не свяжешь. Ведь в венике главное что? – Чтобы понимать, с какого дерева ветки брать. Дерево должно расти на грунтовой или песчаной почве. Опять же, если у березы лист мелкий, она для веника не годится. И в болоте тоже дерево не должно расти, вообще у любого водоема. Исключение – дуб. Березу хорошо смешивать со смородиной, тут и польза для организма, и аромат», – давал мастер-класс по вязанию веников Семен. Газета «СейЧас» благодарила и спешила завершать обход. В оставшееся время внимание привлек товар, предлагаемый Николаем, по профессии кузнецом-сварщиком. Николай мастерит инструмент для сельского хозяйства – грабли, лопаты, топоры… Сделано на совесть, а стоят намного дешевле, чем в магазинах. Точку в рыночной экскурсии поставило знакомство с бабушкой Фитинией, которая торговала свежими травами со своего огорода – мелиссой, полынью, ромашкой… Большой пучок – 20 центов, совсем дешево. Но траву для запаса сперва надо высушить вне солнечного света, а потом – пей целебный чай всю предстоящую зиму! Насчет «точки» оговорилась – конечно же, блошиный рынок не имеет конца, потому что его ассортимент бескраен и совершенно непредсказуем. Такие рынки вне времени и сезонов моды. Хотелось, чтобы отношение к ним в Даугавпилсе со временем менялось.

Азартный поиск

Возможно, кто-то посмотрит по-другому на дешевые «блошиные развалы», если узнает, что их родина – благословенный Париж, где во времена Наполеона стихийное сборище старьевщиков на площади перед воротами крепости Клиньянкур было впервые названо блошиным рынком (Marché aux puces). С тех пор такие распродажи распространились, став традиционными по всей Европе. Думаю, многие из наших читателей знают, что блошиные рынки по выходным – одна из традиций развитых стран. Примечательно, что на площадях, где они организуются в определенное самоуправлением время, всегда чисто, т. е. вот еще пару часов назад здесь все шумело, сновали толпы народа, а сейчас царит порядок, будто ничего и не было – никаких столов, коробок, вешалок и прочего. Уж не галлюцинация ли посетила?.. Ан нет – таковы правила игры: поторговали – уберите за собой, иначе штраф.

К сожалению, у нас пока не так… В этом смысле культура некоторых торговцев хромает на обе ноги. И еще. Рынки в Европе – это не столько возможность выручить деньги за ставшие ненужными вещи, но еще и хороший повод пообщаться. Многие продавцы дружат семьями. Общение и новые знакомства, завязавшиеся на рынке, идут бонусом. На блошиных рынках в городах Европы торгуют не от безысходности, а потому, что это эмоциональный и увлекательный процесс, когда свой интерес и у продавца, и у покупателя. Ведь именно здесь, если повезет, можно «за недорого» приобрести нечто уникальное. У нас же, в Даугавпилсе, торговля на блошином рынке означает встать в один строй с бедностью, что для мировых столиц шопинга, куда специально приезжают в поисках раритетов, непонятно. И все-таки, почему «блошиные» – спросит кто-то. Дело в том, что такие рынки получили свое название от продаваемой старой одежды, изъеденной молью и блохами. С конца XVII века подобные базары на открытом воздухе стали организовываться со столами и скамейками на полях и различных «рыночных скверах», где старьевщики и тряпичники продавали или обменивали свой товар за небольшие деньги.

На заметку «блошиному» покупателю. Товары на блошиных рынках сравнительно недорогие, их качество и ценность зависит от места изготовления, способа (кустарного или заводского), бренда, если таковой имеется, сохранности во времени. При этом одни и те же вещи можно воспринимать по-разному, для кого-то подержанный сервиз – хлам и старье, для кого-то – живая история и ценный раритет. Поход на любой блошиный рынок – нечто большее, чем просто шопинг. Это поиск нужной вещи с азартом, возможность приобрести товары разной тематики и разных эпох в одном месте, шанс купить «вещь с историей». Пока «блошиная культура», прижившаяся в Европе, в Даугавпилс не пришла, некоторую конкуренцию нашей скромной барахолке уже составляют магазины подержанных вещей родом, к примеру, из Дании. Здесь можно найти все – от платья до инвалидного кресла, от предметов мебели до милых уточек на подоконник. Покупатели живо интересуются, тогда как у самих тоже было бы что предложить, разве не так?..

grani.lv
  • +1

1 комментарий

avatar
:) прикольно

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: